пятница, 12 июля 2013 г.

После смерти (+16)



Однажды, изучая историю искусств, я наткнулся на довольно значительное отличие в культуре в отношении к мертвым у разных народов  в разное время. Поводом для написания данной статьи и послужил шок, который я испытал, осознав, насколько трудно нам понять друг друга в важных вещах.
Смерть - это утрата. Осознавая себя в этой утрате, оставшиеся в живых пытаются заново соотнести себя и умерших. Ведь теперь не о ком беспокоиться, некому позвонить,  даже забыть уже проще, чем при жизни.
Мы приходим на могилу, вспоминаем умерших, разговариваем с их душами и смотрим фотографии, сделанные при жизни.
В XIX веке фотография широко применялась для посмертного фотографирования (post-mortem photography). Это обычное дело и сейчас. Но есть одно «но». Умерших пытались представить еще живыми.

Их одевали в нарядную одежду.


С ними фотографировались на память.

Их даже ставили с помощью специальных устройств
(девушка посередине мертва)


Сзади ставили специальную держалку.

Кстати, в тот период холодильников не было, а фотографы не всегда спешили.  Практически, это была норма фотографироваться с телом месячной (многомесячной) давности. И времени, вроде, прошло не так много. Но смогли бы вы повторить это? А смотреть на такое фото и показывать гостям?
Такие фотографии умерших делали в Северной Америке и Европе. А что происходит в других, отличающихся от европейской, культурах.
А в других культурах все тоже – не меньше нашего любят они своих усопших.
Вот веселая традиция. В Тайване на похоронах для умершего танцуют стриптизерши.
Родственники радуются.


В Китае иногда для умершего готовят специальный бумажный дом со всем необходимым внутри. Там могут быть бумажные стулья, телевизор, бумажный Rolex или  даже бумажная корова, если умерший любил коров.


В некоторых регионах южного Китая умершего могут выкопать лет через десять. Специалист покрасит их особой красной краской, завернет мелкие кости в красную бумагу, восстановит скелет и положит в ящик уже на вечное хранение. Что-то типа урны с прахом, только праха побольше и красивее.
У многих народов, включая Индию, умершего пускают на плоту или лодке по воде. Тела у родственников не остается, оно уходит в иной мир.
Другой отличный способ исчезнуть из этого мира - быть съеденным. Съесть тело может животное. Например, в Непале существует традиция небесного погребения, когда умершего скармливают стервятникам всего до последнего кусочка, для чего тщательно дробят кости. Считается, что это способствует лучшей реинкарнации.
«Ваше кладбище у нас  в желудке», - шутят в Новой Гвинее. Это еще одна давняя традиция поедания тела самими людьми, о которой писал еще Геродот. Для нас это противоестественно. Однако, возможно, так родственники просто проявляют уважение к умершему. Возможно, они хотят получить его силу или сохранить тело от врагов.  Данный обычай был распространен сравнительно недавно у некоторых племен Индии и Австралии.  Опустим сравнительный анализ вкусовых предпочтений и особенностей разделки и сразу перейдем  к нашим традициям.
На Руси все было тоже непросто. Помните избушку на курьих ножках? Эта избушка не просто странное архитектурное сооружение, это, оказывается, дом умерших. Вплоть до XVII века на Руси существовал обычай сжигания тел на костре и хранения праха в родовом доме. Домик делали деревянным, без окон и дверей, повернутым от поселения в сторону леса (помните: повернись ко мне передом, а  к лесу задом?). Ставили дом на сваи, чтобы сберечь прах от животных. Вот в такой избушке и жила Баба-Яга.


 


















Рерих. Изба смерти.

Сейчас традиции сжигания и компактного хранения в урне приобретают все больше поклонников.
Но современники отличаются вовсе не способами обработки тела, не шокирующей любовью к умершему, а не менее шокирующим пренебрежением.
Брошенные родители это в современном мире не меньшая проблема, чем брошенные дети. Особенно остро она проявляется в старости и, совсем откровенно, после смерти.
 Во многих странах Европы часть урн с прахом никогда не забирается. В некоторых странах их количество может составлять половину всех урн.

 

Склад невостребованных урн с прахом.
Несколько лет назад на дне Озера Цюрих были найдены около 300 урн с прахом из близлежащего дома престарелых (точнее, суицидального дома). Выкинули? Или может, они их так похоронили? В любом случае, родственники их не забрали.
 

Прах не имеет значения. В таком же русле, наверно, думал один шведский художник, который использовал пепел, собранный в концлагерях, для написания картин.
Однако не все так плохо. Есть оригинальный способ понравиться детям после смерти. Из кремированного праха можно заказать бриллиант. Одна британская компания делает их за сравнительно умеренную цену. Зато, никто не выбросит ваши останки в озеро, сохранит воспоминания и будет дорожить вами после смерти в новом для вас качестве.
Только об этом надо заранее позаботиться самому.